Князь Святослав Игоревич биография, факты, личная жизнь, сражения, смерть, характеристика

Князь Святослав Игоревич - биография, походы, личная жизнь, смерть

Князь Святослав Игоревич - правитель Руси с 945 по 972 год. Прославлен как полковдец.

Точных данных о годе рождения великого воителя земли Русской Святослава Игоревича нет. Летописные источники не сохранили для нас эту дату. Хотя некоторые исследователи считают годом рождения великого князя Киевского Святослава 942-й и даже называют месяц-сенозорник, месяц-страдник — июль. Князь Святослав Игоревич биография

В трехлетнем возрасте княжич Святослав потерял отца — князя Игоря, который нарушил обычай сбора дани — полюдье — с подвластного Киеву славянского племени древлян. Случилось это в 945 году. Летописец скажет в начале повествования о том годе: «Начало княженья Святослава, сына Игорева…» И закончит летопись словами: «… и пришла Ольга в город свой Киев с сыном своим Святославом, и пробыла здесь год…» После этого имя князя Святослава исчезает из летописей почти на десять лет. Это и понятно — Киевской Русью безраздельно правила его мать, княгиня Ольга. Князь же подрастал, набирался ума-разума, а самое главное — денно и нощно постигал ратную княжескую науку под зорким присмотром своего воспитателя Асмуда и воеводы Свенельда. Варяги делали все, чтобы князь Святослав рос настоящим витязем. Святослава учили ратовать и повелевать. У него имелась своя личная дружина — дружина «сверстных», которая набиралась князем-подростком из его сверстников в 12–15 лет. Юноши были одеты в одинаковое платье, ездили на конях одной масти. Эта дружина служила личной охраной молодого киевского князя и всюду сопровождала его. «Сверстные» мужали вместе со Святославом, становясь неразлучными спутниками великого воителя Древней Руси во всех его походах. К 963 году, последнему году несовершеннолетия Святослава, князь уже превратился в хорошо подготовленного воина, выученного повелевать Русской землею. На киевском княжеском дворе подрастал великий полководец и государственный деятель той исторической эпохи. Русские летописцы рисуют князя Святослава Игоревича, сына Ольги, как человека из легенды — молодым, удачливым и отважным воителем за землю Русскую: «Князь Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых, и легко ходил в походах, как пардус (барс, рысь — звери, отличающиеся быстротой и бесстрашием), и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел. Не имел он и шатра, но спал, подстелив потник, с седлом в головах, такими же были и все прочие его воины.

Князя-витязя Древней Руси породило время. Зарождалось раннефеодальное государство, которое вошло в отечественную историю под названием Киевской Руси. В нее вливались племена восточных славян: поляне и северяне, древляне и радимичи, кривичи и дреговичи, уличи и тиверцы, словены и вятичи. Их лучшие воины приходили на службу в дружину князя Киевского, забывая свой род и племенные обычаи. Еще сохранялись традиции военного демократизма, когда князь и его дружина были едины и в военных походах, и в битвах, и в быту. Но это время уже отходило в прошлое. Военный гений князя Святослава с первых же его походов был поставлен на службу Древней Руси. Это уже не прежний киевский князь, отважный стяжатель богатой военной добычи и удачливый вождь лихой княжеской дружины, искатель ратной славы. Поэтому короткая жизнь Святослава дала не только силу и могущество Русской земле, но и вывела ее на широкую дорогу мировой истории. Соседи стали признавать Русь как могучее государство. Академик Б. А. Рыбаков писал о походах князя Святослава: «Походы Святослава 965–968 годов представляют собой как бы единый сабельный удар, прочертивший на карте Европы широкий полукруг от Среднего Поволжья до Каспия и далее по Северному Кавказу и Причерноморью до Балканских земель Византии. Побеждена была Волжская Болгария, полностью разгромлена Хазария, ослаблена и запугана Византия, бросившая все свои силы на борьбу с могучим и стремительным полководцем. Замки, запиравшие торговые пути русов, были сбиты. Русь получила возможность вести широкую торговлю с Востоком. В двух концах Русского (Черного) моря возникли военно-торговые форпосты — Тмутаракань на востоке у Керченского пролива и Преславец на западе близ устья Дуная. Святослав стремился приблизить свою столицу к жизненно важным центрам X века и придвинул ее вплотную к границе одного из крупнейших государств тогдашнего мира — Византии. Во всех этих действиях мы видим руку полководца и государственного деятеля, заинтересованного в возвышении Руси и упрочении ее международного положения. Серия походов Святослава была мудро задумана и блестяще осуществлена».

Поход князя Святослава Игоревича на Хазар

Поход начался в 964 году с похода на земли славянского племени вятичей, плативших дань Хазарскому каганату. Это славянское племя населяло лесистое междуречье Оки и Волги и, освобожденное от хазарской дани, усиливало Киевскую Русь и позволяло ей более успешно вести упорную борьбу с Хазарским каганатом и Византийской империей, борьбу, продиктованную потребностями экономического и политического развития Древнерусского государства. Летописец сообщает о походе княжеской дружины в землю вятичей предельно кратко: «… пошел Святослав на Оку-реку и на Волгу, и встретил вятичей, и сказал им: „Кому дань даете?“ Они же ответили: „Хазарам…“» Киевский князь с дружиной провел у вятичей всю зиму — их старейшин приходилось убеждать в необходимости подчиниться Киеву не только словами дипломатии, но и демонстрацией военной силы. Результатом похода стало то, что племя вятичей больше не платило дань воинственной Хазарии.

Весной следующего, 965 года, князь Святослав отправил хазарскому кагану свое знаменитое историческое послание-предупреждение: «Иду на вы!». Так начинался Хазарский поход Святослава Игоревича, прославленного сына не менее прославленной княгини Ольги. Ко времени Святослава Хазария находилась постоянно в состоянии войны с Русью и разгром ее был подготовлен всей прежней политикой древнерусских князей. Святослав же сотворил русскую военную мощь, поистине исключительную для грядущих событий и, так сказать, заведомо непобедимую. «Повесть временных лет» сообщает о том, что киевский князь был настолько уверен в грядущей победе, что «посылаше къ странам, глаголя: „Хочю на вы ити“». Историки по сей день спорят, в чем смысл и причина такого предупреждения неприятеля. То ли это полная уверенность в своей непобедимости, то ли психологическая атака на врага еще до начала военного похода. Но, скорее всего, более вероятно третье: войско князя Святослава, не тянувшее за собой громоздких обозов, было настолько стремительно в походе, что противная сторона просто не успевала принимать сколько-нибудь серьезных мер к своей защите. Быстрота и решительность в действиях явились характерными чертами полководческого искусства князя Святослава. Хазарский поход, начавшийся в 965 году, поражает маршрутом движения русского войска, усилившегося «воями» вятичей. К тому времени в княжеском войске, кроме язычников, было много воинов-христиан, то есть крещеных дружинников. Остальные поклонялись многочисленным славянским божествам. Язычником был и сам Святослав. Несмотря на уговоры матери, крестившейся в 955 году, молодой князь христианства не принимал, говоря, что не желает, чтоб над ним насмехались дружинники: «дружина моя сему смеятися начнуть». Русское войско по реке Оке совершило переход на Волгу и через земли волжских булгар — данников хазар — двигаясь вниз по великой реке, вступило во владения Хазарского каганата — громадный военный хазарский лагерь, опиравшийся на многочисленные крепости на западном берегу Северского Донца и Дона. Волжские булгары не препятствовали прохождению через их территорию войска русичей. Столица Хазарии город Итиль оказался подвергнутым удару не с запада, а с севера. Главная битва русской рати с хазарами произошла где-то в низовьях Волги, на ближних подступах к столице каганата. Русские шли к Итилю на судах, а русская и союзная печенежская конница — вдоль берега. Хазарский царь Иосиф (сам каган находился в своем кирпичном дворце — главном украшении столицы) успел собрать огромное войско. По словам древнерусского летописца, он сам «изыдоша противу» князя Святослава. Хазары в сражении выстраивались в четыре боевые линии, как того требовал обычный арабский боевой строй.

Первая линия носила название «Утра псового лая». Она состояла из конных лучников — «черных хазар». Быстрые степные наездники не носили доспехов, чтобы не стеснять движений, и были вооружены луками и легкими метательными копьями-дротиками. Они начинали битву первыми, осыпая противника стрелами, стремясь расстроить его первые ряды. Вторая линия называлась у арабов «День помощи». Она подпирала собой линию конных лучников и состояла из «белых хазар». Это была кочевая знать со своими конными дружинами. Тяжеловооруженные всадники были одеты в железные нагрудники, кольчуги, шлемы. Вооружение «белых хазар» состояло из длинных копий, мечей, сабель, палиц, боевых топоров. То была отборная панцирная конница, наносившая удар по врагу в тот момент, когда он дрогнет под ливнем стрел «черных хазар». Если боевая линия «Дня помощи» не сокрушала неприятели, то она расступалась в стороны и в битву вступала третья линия, носившая у арабов название «Вечер потрясения». Она состояла из многочисленной ополченческой пехоты, в том числе жителей столицы. На вооружении она имела большей частью длинные копья и щиты. При отражении вражеской атаки пехотинцы выстраивали из щитов защитный ряд, сами ставши в первом ряду на колено. Древки копий вонзались в землю и направлялись в сторону атакующих. Преодолеть такое препятствие без больших потерь оказывалось делом трудным. Позади этих трех боевых линий хазарского войска выстраивалась четвертая. Арабы называли ее «Знаменем пророка», а сами хазары — «Солнцем кагана». Она состояла из конной гвардии мусульман-ариев, профессиональных воинов, одетых в блестящую броню. В этой линии находился сам царь Хазарии, который водил в сражение ариев только при крайней необходимости. Появление войска русичей озадачило правителей каганата — раньше так далеко они не заходили в их владения, ограничиваясь только пограничными набегами. Поэтому обеспокоенный царь Иосиф приказал вооружить всех жителей Итиля, способных носить оружие. В караван-сараях и купеческих амбарах столицы хранилось достаточно оружия, чтобы снабдить им всех желающих.

Итак, Святослав совершил беспрецедентный для той эпохи военный поход, преодолев несколько тысяч километров, захватив целый ряд крепостей и разгромив не одно сильное неприятельское войско. Была полностью сломлена мощь Хазарского каганата, который, по определению историка А. П. Новосельцева, до этого похода Святослава «господствовал на обширной территории Восточной Европы, где многие народы… от него зависели» и «был главной политической силой Восточной Европы». Не раз народы и государства, покоренные Хазарией, пытались сокрушить каганат, но победа в конечном счете оставалась за хазарами, имевшими сильную военную организацию. Так, терпели поражения от Хазарского каганата и аланы, и волжские булгары, и гузы (торки), и касоги (черкесы), а венгры и часть печенегов спаслись тем, что просто ушли от хазар на запад. Словом, в самом факте полнейшей военной и политической победы князя Святослава над Хазарским каганатом выразилось всенарастающее величие Руси. И поход Святослава — и по замыслу, и по осуществлению — это конечно же деяние великого полководца.

В Хазарском походе князь Святослав не искал военной добычи, он хотел сокрушить мощь Хазарского каганата и прочно закрепить результаты победы над Хазарией. Поэтому направление его похода диктовалось прежде всего государственной целесообразностью. В результате военной кампании развалилась и исчезла с карты Европы огромная Хазарская держава, были расчищены торговые пути на Восток, завершено объединение восточнославянских земель в единое Древнерусское государство. От каганата оставалась целой только его часть, прилегавшая к реке Дон. Здесь находилась одна из сильнейших хазарских крепостей — Саркел (Белая Вежа), откуда постоянно шла угроза южным землям Руси. В таких условиях ссориться с Византией было бы просто неразумно. Взвесив все «за» и «против», князь Святослав к большой радости византийцев повернул свое войско на север, в родные земли. В 967 году князь Святослав двинулся в поход к берегам Дуная. Летописцы не сообщают, как готовился киевский князь к предстоящей войне, но, вне всякого сомнения, подготовка велась самая серьезная. Копилось оружие, обучались дружинники, которых стало намного больше, собирались от славянских племен «вои», строилось огромное число ладей, на которых можно было совершать и морские походы. Войско русичей было преимущественно пешее, конницы набиралось мало. Но если в Хазарском походе союзниками князя Святослава стали печенеги, которые славились своей легковооруженной конницей, то теперь стать союзниками согласились еще и венгерские вожди.

Болгарский поход

В августе 968 года войско князя Святослава достигло пределов Болгарии. Византийский историк Лев Диакон писал: Святослав, «будучи мужем… отважным и деятельным, поднял на войну все молодое поколение тавров (так в Византии нередко называли русичей, поскольку они жили вблизи от Тавра — Крыма). Набрав, таким образом, войско, состоявшее… из шестидесяти тысяч (это, по всей вероятности, большое преувеличение) цветущих здоровых мужей, он… выступил против мисян (болгар)». Большинство отечественных историков оценивают численность войска киевского князя в его первом Дунайском походе всего в десять тысяч человек. Русские ладьи — огромная лодочная флотилия беспрепятственно вошла в устье Дуная и стала быстро подниматься против речного течения. Появление войска русичей оказалось неожиданным для болгар. Лев Диакон пишет: болгары «собрали и выставили против него (Святослава) фалангу в тридцать тысяч вооруженных мужей. Но тавры (русские) стремительно выпрыгнули из челнов, выставили вперед щиты, обнажили мечи и стали направо и налево поражать мисян (болгар). Те не выдержали первого же натиска, обратились в бегство и постыдным образом заперлись в безопасной крепости своей Дористол». Дористол на русском языке звучит как Доростол, ныне болгарский город Силистрия. Войско князя Святослава сошло на болгарский берег Дуная у Переяславца. Первое же сражение с болгарским царским войском дало полную победу русскому оружию, и больше болгары не решались на битву в поле. За короткий срок войско Святослава овладело всей Восточной Болгарией. Начало Дунайского похода киевского князя оказалось полной неожиданностью для византийского императора и рушило все его планы. В Константинополе надеялись, что Болгарское царство и Русь завязнут в войне, оставляя свободу маневра для дипломатов Византии, рассчитывавшей извлечь из той войны для себя наибольшие выгоды. Константинополь пугало и другое. Киевский князь-полководец свое победное шествие по болгарской земле не сопровождал насилиями над местным населением и разорением городов и селений. Это сразу же обратило симпатии болгар к предводителю славян из Руси. Князь Святослав был готов принять вассальные обязательства от болгарских феодалов, которые начали видеть в нем сильного и удачливого военного вождя, способного сокрушить враждебную Болгарии Византийскую империю. В Византии быстро поняли, что они призвали князя Святослава пойти походом на Болгарское царство только на свою голову. Святослав провел зиму 968–969 годов в полюбившемся ему городе Переяславце. Тем временем тайное византийское посольство прибыло в кочевья печенегов и золотом, обещаниями побудило вождей степняков совершить нападение на Киев, который остался без княжеской дружины и немалого числа мужчин, способных носить оружие. Так император Никифор II Фока натравил печенегов на русские земли. В то время в Киеве находилась стареющая княгиня Ольга, правившая Русью за сына, и трое сыновей Святослава. Весной 968 года (по летописным данным) печенежские орды осадили Киев и стали опустошать его окрестности. Осажденным удалось дать тревожную весть в Переяславец. Киевские «вечники» и княгиня Ольга писали или передали в словах: «Ты, княже, ищешь чужой земли, а свою землю покинул. Если не придешь и не защитишь нас, то возьмут нас печенеги!» В той ситуации стольному граду было трудно выдержать длительную осаду и штурм укрепленного города многочисленным печенежским воинством.

Князь Святослав с войском победно вошел в распахнувшиеся перед ним ворота стольного града, с которого была снята осада. Киевляне с восторгом приветствовали своего государя, такого молодого князя и такого прославленного воителя. Когда весть о бегстве войска печенегов от Киева дошла до Константинополя, византийский император Никифор II Фока, наверное, еще раз приложил обожествленную руку к своему знаменитому трактату под названием «О сшибках с неприятелем». В той далекой древности он был признанным теоретиком в области военного искусства. Святослав нашел управление Русью в должном порядке — его мать княгиня Ольга была мудрой правительницей, во всем заменяя сына, когда тот уходил в походы. 11 июля 969 года легендарная правительница ушла из жизни, оплакиваемая сыном, внуками и простым людом Киевской Руси. Старую княгиню, мудрую правительницу, похоронили с исполнением христианского обряда посередине поля, не насыпая над могилой кургана и не справляя тризну. Теперь князь Святослав был свободен от слова, данного им матери, которую он горячо любил и почитал. Перед отъездом на Дунай киевский князь распорядился верховной властью на Руси. Он наделил княжеской властью своих сыновей. Их было трое: Ярополк и Олег от жены-боярыни, и младший Владимир, плод тайной, недолгой любви к материнской ключнице Малуше, дочери Малка Любечанина. Княгиня Ольга отослала Малушу обратно в Любеч, а внука оставила в собственном укрепленном вышгородском дворце под присмотром его дяди Добрыни. Старшие братья презрительно называли Владимира «робичичем», то есть сыном рабыни. Но отец, горячо любивший Малушу, считал его таким же княжичем, как и старшие сыновья. Княжение получили все трое: Ярополк — стольный град Киев, Олег — Древлянскую землю, Владимир — богатый торговый Новгород, то есть Северную Русь. Распорядившись таким образом, князь Святослав во главе испытанного войска двинулся в Болгарию.

Князь Святослав Игоревич, сын княгини Ольги, был подлинным триумфатором в древнерусской истории. Величие его полководческого искусства бесспорно. К своим воинам он всегда обращался со словами: «Не посрамим земли Русской». Ратные победы великого воителя достойным образом вошли в летопись государства Российского.